Опус ДНК // Opus DNA
science-перформанс // science performance
Фото: Катя Краева
Предпремьерный показ состоялся 20 февраля 2020 в Центре им. Мейерхольда
Драматург, режиссер: Екатерина Августеняк
Аактерский состав: Марина Ганах, Людмила Корниенко, Никита Щетинин,
Марина Карлышева, Александр Варанов / Сергей Фишер
Композитор: Олег Крохалев
Продюсер: Юрий Шехватов
Спектакль создан благодаря ежегодному гранту BREWHOUSE STAGE PRIZE проекта «Варочный цех» при поддержке фестиваля молодой драматургии «Любимовка»
Читка пьесы состоялась на фестивале «Любимовка-2019» в рамках fringe-программы


The pre-premiere screening took place on February 20, 2020 at the Center named after Meyerhold
Playwright, director: Ekaterina Augustenyak
Actor: Marina Ganakh, Lyudmila Kornienko, Nikita Schetinin,
Marina Karlysheva, Alexander Varanov / Sergey Fisher
Composer: Oleg Krokhalev
Producer: Yuri Shekhvatov
The performance was created thanks to the annual grant BREWHOUSE STAGE PRIZE with the support of the festival of young drama "Lyubimovka"
Reading of the play was at the Lyubimovka-2019 festival as part of the fringe program

Искусству, на мой взгляд, необходимо взаимодействие с наукой (и наоборот), прежде всего, для преодоления системных границ, для достижения невозможного. Пьеса Опус ДНК — это попытка распутать сложнейший узел взаимоотношений завязанный на любви, родстве, стыде и страхе, на ворохе амбиций, взаимных обид и манипуляций. Средствами привычного языка достичь взаимопонимания мы всё чаще оказываемся бессильны. Хотя именно при помощи языка, с древнейших времен хрупкий человек выживал в мире стихий, создавая и развивая цивилизацию, казалось бы, гарантирующую ему безопасность. Но на этапе, когда мощное развитие этой цивилизации ставит под угрозу её собственное существование, проблемы языка требуют поиска специфических решений.
Art requires interaction with science (and vice versa), first of all, to overcome systemic boundaries, to achieve the impossible, in my opinion. The Opus DNA play is try to untangle the most hard junction of relationships tied for love, kinship, shame and fear, on a heap of ambitions, mutual insults and manipulations. We are more often find ourself powerless to resolve conflicts when use our daily language. Meanwhile, it was exactly language that helped a feeble person to survive in the world of the elements, creating and developing a civilization that would seem to guarantee him security. But at the time when the powerful development of civilization threatens its own existence, the problems of language require the search for specific solutions.
Reading at the festival "Lyubimovka-2019" Photo: Yuri Korotetsky // Читка на фестивале «Любимовка-2019« Фото: Юрий Коротецкий
Работа над пьесой начиналась совместно с актрисой польского происхождения Уршулой Малкой, работающей в петербургском театре (МДТ). Когда мы обсуждали болезненные отношения матери и дочери, я думала, что можно построить драматургию на стыке между языками (польским и русским). Но в какой-то момент наткнулась на описание работы, которая меня потрясла. Она была представлена на выставке «Новое состояние живого» куратора Дмитрия Булатова в Перми). Для своего проекта «Гем» Сесилия Йонссон собрала в роддомах около 35 кг плаценты, биоматериала, который богат железом настолько, что с помощью древних инструментов (молота и наковальни) из высушенной плаценты художница смогла выковать внушительных размеров железную стрелку для компаса. Метафорически эта стрелка отражала энергию матери, которая задает ребенку направление на будущую жизнь. Мне стало интересно возможно ли использовать опыты биоарта для структуры театрального действия. Я изучила комбинаторику строения генетического кода и методы его перевода, которые применяли sceince-artисты ранее.
Work on the play began together with an actress of Polish descent Urshula Malka, who works in the Petersburg theater (Academic Maly Theater of Europe). When we discussed the painful relationship between mother and daughter, I thought that it would be possible to build a drama based on translation between languages (Polish and Russian). But at some point I came across a description of the work that amazed me. It was presented at the exhibition "The New State of the Living" curated by Dmitry Bulatov in PERMM museim). For her project Gem, Cecilia Jonsson collected about 35 kg of placenta, biomaterial is so rich in iron that with the help of ancient tools (hammer and anvils) from dried the placenta, the artist was able to forge an iron arrow for a compass of impressive size. Metaphorically, this arrow reflected the mother's energy, which gives to the child a direction for the future life. I was wondering if it is possible to use bioart experiments for the structure of theatrical action. I studied the combinatorics of the structure of the genetic code and the translation methods used by sceince artists earlier.
Читка на фестивале «Любимовка-2019» Фото: Юрий Коротецкий
Транскрипция происходит с помощью азбуки Морзе, как сигнала тревоги, который человек бессознательно посылает вместе с речью. Метод, который ранее применил Эдуардо Кац для своего проекта «Генезис».Тема проблем взаимодействия стала шире отношений матери и дочери, в ней фигурируют архетипичные повседневные речевые обороты людей с разными гендерным и социальными ролями. Но эта линия остается центральной в пьесе. В композициях Опуса способ перевода ДНК постепенно меняется, как бы расширяя свой охват и претерпевая новые превращения. От буквенных конструкций переходит к названиям аминокислот, затем частям тела, далее продуктам питания, материалам одежды, предметам быта, а в финальных композициях все формы перевода смешиваются превращаясь в своего рода пластическую мантру.
Transcription is performed using the Morse code, as an alarm signal that a person unconsciously sends along with a speech. The method that Eduardo Katz previously applied to his Genesis project. The topic become broader than the relationship between mother and daughter; it includes simple daily speech turns of people with different gender and social roles. But this line remains central to the play. In different parts of Opus, the method of DNA transfer is gradually changing, as if expanding its reach and undergoing new transformations. From letter constructions, he passes to the names of amino acids, then to parts of the body, then to food, clothing materials, household items, and in the final compositions all forms of translation are mixed into a kind of plastic mantra.
Сдача спектакля в Центре им. Мейерхольда Фото: Катя Краева
Если в первых частях напряжение строится на соотношении изначального текста и переведенного, то к финалу происходит попытка слияния языков. Можно сказать, что мы имеем дело с субстратом в философском значении этого слова, то есть с первоматерий, с языком, который существовал ещё до появления человека. Соединения простейших элементов, выстраиваясь в сложные системы, способствовали появлению всего живого на Земле. Это своего рода драматургический перформативный биохакинг. Если взломать привычные шаблоны отношений в спектакле, может и в жизни это будет возможно?
If in the first parts the tension is based on the ratio of the original text and the translated, then towards the finale an attempt is made to merge the languages. May be we are dealing with a substrate in the philosophical meaning of this word, that is, with primary matter, with a language that existed even before the appearance of man. Compounds of the simplest elements of this language, lining up in complex systems, contributed to the emergence of all life on Earth. This is a kind of dramatic performative biohacking. If we are broke into the familiar patterns of relationships in the play, maybe in life it will be possible?
Люди не поймут Насти Коцарь о читке пьесы на «Любимовке»
People will not understand Nastya Kotsar about reading a play on Lyubimovka

Текст пьесы // The play
Сдача спектакля в Центре им. Мейерхольда Фото: Катя Краева
Made on
Tilda